Почесуха гебры - prurigo Hebra

Пруриго HebraПруриго Hebra обычно начинается в раннем детском возрасте или несколько позже с появления преимущественно на разгибательных поверхностях конечностей мелких бледно-розовых плотных сухих узелков, сопровождающихся очень сильным зудом. Иногда этому предшествуют высыпания характера папулезной крапивницы. Как уже было отмечено в статье о детской почесухе, в некоторых случаях как бы продолжением таковой является пруриго Hebra. Постепенно в процесс вовлекаются другие участки кожи — туловище, ягодицы, но почти всегда остаются свободными от сыпи лицо и сгибательные поверхности конечностей.

 

Вследствие очень сильного зуда большинство узелковых высыпаний находится в состоянии расчесов, покрыто кровянистыми корочками. Кожа утолщается, лихенифицируется, пигментируется. Иногда процесс осложняется вторичной инфекцией. Обычно значительно увеличиваются лимфатические узлы, главным образом паховые, подмышечные и локтевые; при этом говорят о «пруригинозных бубонах». Характерным для них является безболезненность и отсутствие тенденции к нагноению.

Французская дерматологическая школа во главе с Cazenave, Brocq и Jacquet считает, что при пруриго первичным является кожный зуд, узелки же возникают лишь в результате расчесов. В пользу этого взгляда говорит известный эксперимент Jacquet (1892): у пруригинозной больной на специально хорошо забинтованной руке не появлялись пруригинозные узелки, в то время как на коже другой руки и других мест таковые продолжали возникать. Венская и немецкая школы во главе с Hebra, Jarisch и Finger считают, что первичными являются пруригинозные узелки. По-видимому, были правы Neisser и Mac Leod, по мнению которых зуд и узелковая сыпь появляются одновременно и не представляется возможным рассматривать их отдельно.

Принято различать легкую форму пруриго (prurigo mitis) и тяжелую [prurigo aggria (от лат. agrius — тяжелый)], или prurigo ferox (лат. ferox — жесткий). При легкой форме общее состояние больных страдает незначительно, так как при этом бывает лишь небольшое количество высыпаний, зуд относительно небольшой, часты продолжительные ремиссии. При тяжелой форме этого заболевания зуд настолько мучительный, что больные буквально не находят себе места, лишаются аппетита, страдают бессонницей, у них постепенно развивается истощение. Болезнь длится десятилетиями, несколько стихая с возрастом.

Пруриго Hebra чаще поражает мужчин. Встречается неодинаково часто в разных странах. Например, в то время как в Австрии ее наблюдали относительно нередко, в США тяжелая форма этого заболевания почти не встречается. В России пруриго Hebra также наблюдается редко. В то же время отмечается сравнительно большее число больных вульгарным пруриго, т. е. диффузным невродермитом. По сообщению Woringer (1961), во Франции случаев почесухи Hebra не наблюдалось.

Этиология неизвестна. Существуют две основные теории происхождения пруриго Hebra — нервнотрофическая и интоксикационная. В пользу первой теории, сторонниками которой являются А. Г. Поло-тебнов, П. В. Никольский, И. Ф. Зеленев, Т. П. Павлов, С. Т. Павлов и др., говорит наличие у больных стойкого белого дермографизма, расстройства кожных рефлексов, пониженного потоотделения, частое психическое недоразвитие больных (А. К. Шиперская и др.) и т. п. В отношении рефлексов Т. П. Павлов указал на то, что при щекотании подошв у больных пруриго Hebra не возникает обычный при этом рефлекс — сгибание пальцев и отдергивание конечностей. Продолжавший эти наблюдения С. Т. Павлов подметил, кроме того, отклонения от нормального и со стороны брюшного рефлекса.

Интоксикационная теория, сторонниками которой были А. И. Поспелов, А. П. Иордан, J. Jadassohn, Tommasoli и др., основывается на том, что нередко первое высыпание пруриго у детей возникает вслед за желудочно-кишечным расстройством. В то же время эта гипотеза основана на результатах многих исследований обмена веществ у больных этой формой почесухи, в частности отечественных авторов (И. Ф. Зеленев и Веллямович, П. П. Абрамычев, П. И. Фролов и др.), находивших при этом нарушения со стороны хлоридов, фосфатов, мочевой кислоты и др.

П. В. Никольский указывает, что один спазм сосудов в коже при пруриго Hebra был бы достаточен для того, чтобы возник зуд кожи, но к этому присоединяется увеличение порозности сосудистых стенок, которое образовалось, когда больные пруриго в детстве страдали еще только крапивницей, а также паралич потовых центров, в результате которого в коже скопляются также способствующие возникновению зуда токсические продукты обмена веществ. Видимо, правильнее рассматривать нервную и интоксикационную теорию как одно целое, и говорить о нервно-интоксикационном происхождении этого тяжелого заболевания.

Нужно, кроме того, отметить, что обычно даже при тяжелой форме почесухи Hebra на течение болезни благоприятно влияет перемена обстановки, в частности помещение больного в больницу. Надо думать, что благотворное действие при этом нередко оказывает улучшение окружающей обстановки, а также перемена пищевого режима. К сожалению, возвращение больного в привычную обстановку почти всегда ведет к новой вспышке заболевания.

Всегда нужно помнить о том, что иногда клиническая картина почесухи Hebra может развиться как проявление серьезного общего заболевания — prurigo lymphadenica dubrekilh (1905) или prurigo lymphatica Buschke (1902), но эти формы развиваются обычно у взрослых. Пруригинозная сыпь может быть и лимфогранулематозного характера.



Аргентинские дерматологи описывают так называемое меланотическое пруриго (prurigo melanotica), которое впервые появляется в возрасте 30—50 лет, преимущественно у брюнеток, чаще начинается на плечах и распространяется затем ниже, генерализуясь редко. Изменения кожи состоят в основном в пигментации. Заболевание сопровождается зудом. При этом находят заболевание печени или кишечное расстройство (амебиаз, лямблиоз и др.) (Pierini и Borda, I960). Этот своеобразный зудящий дерматоз можно определить как кожный зуд с резкой меланиновой пигментацией.

Прогноз для жизни большей частью благоприятный, но обычно заболевание, особенно его тяжелая форма, длится многие годы, несколько стихая с возрастом.

Лечение почесухи гебры состоит в применении разнообразных общеукрепляющих средств (железо, рыбий жир, витамины и др.)» средств, дезинфицирующих кишечник, антигистаминных препаратов, суховоздушных ванн с последующим укутыванием одеялом на 2 часа и питьем горячих напитков (П. В. Никольский), общих ультрафиолетовых облучений и др. Как уже было отмечено выше, большое значение имеет перемена обстановки, помещение в стационар, а также пребывание на курорте, морские купания, сульфидные ванны. Имеются отдельные указания на терапевтическую эффективность синтетических противомалярийных препаратов.

Местно применяют мази с противозудными и разрешающими инфильтрат средствами; лучше всего при этом пользоваться препаратами дегтя. В некоторых случаях хорошее влияние на зуд оказывают теплые ванны, причем во избежание последующего усиления сухости кожи нужно после водных процедур смазывать кожу жирными кремами.

При осложнении почесухи пиодермией или экзематизацией следует проводить соответствующую местную и общую терапию, водные процедуры при этом запрещаются.

Пруригинозные бубоны лечат теплом, ихтиоловыми компрессами и т. п. В тяжело протекающих случаях показаны кортикостероиды.